20.10.2017

В целях борьбы со взяточничеством чиновникам предложили урезать полномочия

В России могут сократить количество чиновников, ответственных за принятие управленческих решений, чтобы сузить потенциальное коррупционное поле. Такая возможность заложена в разработанных Научно-исследовательским центром ФСБ критериях, согласно которым планируется оценить коррупциогенность всех должностей государственной и муниципальной службы («Известия» ознакомились с документом). Подготовка к проведению оценки может начаться уже в 2017 году, сообщил «Известиям» заместитель председателя комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Анатолий Выборный («Единая Россия»). 

Критерии оценки коррупциогенности должностей государственной и муниципальной службы были разработаны специалистами Научно-исследовательского центра ФСБ России во взаимодействии с Академией Генпрокуратуры РФ, Российским государственным университетом правосудия, а также заинтересованными подразделениями ФСБ и МВД, профильными органами государств-членов Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Свои положительные заключения разработчикам уже предоставили Минюст, Росфинмониторинг, депутатский и сенаторский корпус. Итоговый документ лег в основу рекомендаций по оценке коррупциогенности для государств-членов ОДКБ, которые были приняты на Парламентской ассамблее организации 13 октября.

По словам Анатолия Выборного, на основе этих рекомендаций будет разработана национальная методика, по которой планируется оценить на подверженность коррупции должности во всех российских государственных и муниципальных органах власти. Предполагается, что по итогам оценки будет определен круг чиновников, чья деятельность и имущественное положение должны находиться под особым вниманием.

— Любой человек, обладающий властными полномочиями, так или иначе подвержен коррупционным рискам. Так происходит в бизнесе, на госслужбе, в политической организации. Нам важно сделать так, чтобы те, кто в силу своей должности подвержен им больше остальных, оказался в условиях максимальной прозрачности. Мы должны стремиться оставить ему минимум возможностей для совершения преступления, с одной стороны, и минимум потребности — с другой, — пояснил «Известиям» Анатолий Выборный, занимающий пост председателя постоянной комиссии ПА ОДКБ по вопросам обороны и безопасности.

Как измерить коррупциогенность 

Как следует из рекомендаций ПА ОДКБ, сначала планируется определить сферы деятельности органов госвласти, где коррупция наиболее вероятна. Для этого будут проанализированы судебная и ведомственная статистика преступлений и нарушений служебных инструкций, данные служб собственной безопасности и комиссий по урегулированию конфликта интересов, а также результаты проверок достоверности сведений о доходах и расходах. Учтут при оценке и информацию СМИ, жалобы граждан и общественных организаций, данные соцопросов о качестве услуг. 

В тексте документа указывается, что на уровне выше среднестатистического сейчас находятся показатели коррупциогенности в сферах нормотворчества, налогообложения и приватизации имущества, банковской, судебной и правоохранительной деятельности. А также в областях госзакупок, экспертизы товаров и услуг, здравоохранения и образования, охраны окружающей среды, таможенного дела и кадровых служб. В дальнейшем каждой из этих отраслей планируется присвоить определенную степень подверженности коррупции, которая и будет учитываться при оценке должностей каждого госоргана.

Оценивать будут и объем полномочий чиновника, возможность самостоятельно принимать те или иные решения, распоряжаться средствами и имуществом, заключать договоры, консультировать топ-менеджеров, контактировать с клиентами, а также уровень оклада и компенсаций на каждой должности.

— Для точного определения уровня коррупциогенности той или иной должности мы в первую очередь должны отталкиваться от ее функционала. Если, например, чиновник курирует проведение конкурсов и заключение госконтрактов, то коррупциогенность высока. А если он отвечает лишь за канцелярскую работу, она низкая. Больше всего рисков на должностях, в функционале которых формирование бюджета или распределения субсидий, кадровые решения, — пояснил Анатолий Выборный.

По его словам, оценку может осложнить недостаточно четко определенный функционал сотрудников организаций и не прописанные в должностных инструкциях права и обязанности того или иного чиновника.

Пока не определено, кто будет заниматься оценкой, — возможно, сотрудники кадровых подразделений госорганов, которые занимаются профилактикой противодействия коррупции. Как следует из пояснительной записки к документу, создание новых служб для этих целей не планируется, а финансовые затраты на реализацию разработанного механизма будут минимальными.

Меры профилактики

В итоге должностям будут присвоены баллы по уровню коррупциогенности — скорее  всего, система будет стобалльной. На основе полученных данных будут разрабатываться меры профилактики коррупционных проявлений. Например, в госорганах введут правила обмена деловыми подарками, а в служебных контрактах появятся антикоррупционные положения. Оказание госуслуг будет жестко стандартизировано и прозрачно, чтобы чиновники не могли влиять на эти процессы. Число административных процедур минимизируют, а госуслуг в электронном виде станет больше. Кроме того, по итогам оценки число госслужащих, принимающих управленческие решения, могут вообще сократить, чтобы снизить риски коррупции. Принятие решений могут передать, например, коллегиальным органам, которые труднее подкупить, или распределить функции между разными структурными подразделениями госоргана.

Также на основе методики можно будет рассчитать уровень материальных и иных стимулов антикоррупционного поведения служащих в зависимости от степени коррупциогенности занимаемой ими должности. По замыслу разработчиков, после анализа стимулов антикоррупционные ужесточения будут компенсированы — возможно, и через материальные инструменты.

Оценка коррупционных рисков выстроена на основе детально прописанных и разносторонних критериев, отметил глава Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов.

— Очень хорошо, что подход силовиков так изменился — они теперь хотят не хватать и сажать, а оценивать риски и предотвращать. Позитивным является тот факт, что предусмотрены системные меры и высок спектр оценки, она базируется на основании оперативной информации и исходит из коррупционных практик, учитываются данные от граждан, СМИ и общественных организаций, — заявил он «Известиям».

Эффективность методики зависит от того, кем и как она будет отрабатываться на практике, отметил Кирилл Кабанов. Он подчеркнул, что было бы хорошо до внедрения на федеральном уровне обкатать ее на тестовых площадках, выбрав для этого один федеральный орган — например, таможенную службу, Росреестр или отдельно взятый регион.

Источник: https://iz.ru


Возврат к списку